8 (495) 918 76 49, 8 (925) 285 96 45
E-mail: nconsstudio@mail.ru
Обратная связь
Бизнес – консультант, специалист по личному брендингу Нара Миансарян поговорила с Оксаной Цышковой, врачом-педиатром, научным сотрудником Научно-исследовательского клинического института педиатрии

 

Оксана, расскажите о вашей работе и научной деятельности.

После окончания медицинского института я работала педиатром в поликлинике и в своей работе часто сталкивалась со сложными случаями неврологических и соматических расстройств у детей. Я хотела больше разбираться в них, поэтому после интернатуры поступила в ординатуру научно – исследовательского клинического института педиатрии. А уже после окончания обучения меня пригласили работать в НИИ в «Отделение раннего возраста». Туда привозили детей со всей страны с разными сложными диагнозами. Это был хороший старт, там я выросла как профессионал и приобрела бесценный опыт. Работу в отделении я совмещала с научной деятельностью и готовилась к защите диссертации по теме «Особенности формирования мышечного тонуса у детей раннего возраста в норме и при патологии». Преимущественно я наблюдала пациентов с тяжелыми двигательными нарушениями. Нарушения регуляции мышечного тонуса становятся причиной задержки основных движений: ребенку трудно начать удерживать голову, переворачиваться, садиться или вставать. Мы проводили исследование, изучали электрофизиологию мышечного тонуса у наших пациентов при помощи специальной электронно-усилительной аппаратуры — электромиографа, и пришли к выводам, что действительно много факторов влияет на состояние тонуса ребенка, и, главное, мышечный тонус очень завязан с психоэмоциональной сферой ребенка.

Важный вывод: маленьким пациентам может помочь релаксация – глубокое мышечное расслабление, сопровождающееся снятием психического напряжения. Это комплекс специальных упражнений, которые надо выполнять регулярно. Вот эта самая регулярность занятий и подобранный комплекс упражнений положительно влияют на способность управления мышечным тонусом и также на психо-эмоциональное состояние маленьких пациентов. Дети становятся спокойнее и учатся контролировать свои действия и эмоции.

 

 

Что вас беспокоит в существующей системе реабилитации детей с особенностями развития? Как достичь прогресса в реабилитации что, на ваш взгляд, самое важное в этом процессе?

Для формирования глубины понимания детей с «особыми потребностями» в моей работе оказались важны знания, которые я получила в йоге. Мои наставники Джо Меньюэл «Special yoga for special children», Франсуаза Фридман «Baby yoga» – основательница «Birthlight», медицинский антрополог, преподаватель кафедры социальной антропологии в Университете Кембриджа. А также знания, которые я получила на курсе йога-терапии Артема Фролова. К слову, он тоже врач, и обучает врачей использовать техники йоги при различных заболеваниях с терапевтической целью. На своем курсе он раскладывает йогу на физиологию и это огромный багаж знаний, который помог мне приступить к разработке программ йога-терапии для детей.

Вопрос детской реабилитации я поднимаю широко. Вопрос - о каких результатах идет речь - я считаю принципиальным. И вижу большое недопонимание «особого» ребенка в обществе.

Суть восстановительных программ заключается в том, что из «особого» ребенка многие родители хотят сделать плюс-минус нормального ребенка. Но что такое нормальный ребенок? – ребенок, который пошел в обычную школу в 7 лет?

Каждый ребенок индивидуален: по особенностям восприятия, развитию и характеру и т.д. То, что считается нормой для одного, категорически не подходит другому. Я наглядно прочувствовала влияние обычной школы на примере моего старшего сына. И в 10 классе мы все же приняли решение перейти на индивидуальный график обучения. К слову, остались довольны результатами. Система сегодняшнего образования устроена таким образом, что дает насыщенный поток несвязанных знаний, хронически перегружая ребенка. Нет ни права, ни времени, чтобы переосмыслить и встроить знания куда надо. Но ведь так устроен мозг! Я считаю, что программа школьного обучения устарела, и в ближайшем будущем должна быть пересмотрена.

Конечно, мы можем бороться за пресловутую норму, подтягивая «особого ребенка» до общепринятых стандартов, но какой ценой?

Ведь разрушаются семьи! В этой гонке все члены семьи испытывают чрезвычайный стресс и выдерживают лишь единицы. Порой идут жесткой дорогой, и совершают необдуманные поступки повинуясь страху. Ребенка подвергают реабилитационным болевым пыткам, ставят в вертикализатор, когда он еще не сформировал свой тонус и не выстроил позвоночник. Некоторые дети смогут пойти в 7 и даже в 10 лет, и они это сделают. Нужна вера, терпение и скрупулезный длительный труд.

За последние несколько лет возможности реабилитации детей стали гораздо шире, но надо понимать, что это бизнес, со всеми своими положительными и отрицательными сторонами. Мы можем использовать все технологии, конечно. И новую медицинскую аппаратуру, и частные реабилитационные центры. Но большинство отчаявшихся родителей готовы пойти на что угодно, испробовать любые предлагаемые меры, лишь бы из своего «особого» ребенка сделать здорового или приближенного к здоровому. Но, если ребенка постоянно стимулировать, психо-эмоционально травмировать, будет обратная реакция - откат назад, будет прогрессировать судорожный синдром, ребенок и родители будут находиться в паническом состоянии, необдуманными действиями загоняя себя в замкнутый круг. А между всем прочим научной доказательной базы существующих методов реабилитации нет. Потому что нет объективного способа доказывать эффективность. Об этом, как раз, моя научная работа.

На каждом этапе развития ребенка мы ставим свои задачи. Но самое важное, в чем, несомненно, нуждается ребенок – это связь с мамой. Нужно помогать маме принимать своего ребенка таким, каков он есть. Важны тактильные прикосновения, ОЧЕНЬ. Родителям, и в первую очередь маме, необходимо научиться техникам, которые можно применять чтобы снять тяжелую психологическую нагрузку. Поддержка таких родителей - актуальный вопрос. Они очень нуждаются в нашей помощи.

В этом смысле мне близка философия йоги. Мы живем в мире, наполненным огромным количеством стресса и то, что касается особых малышей и то, что касается ухода за детьми. Они не могут влиться в этот сумасшедший темп, они и не должны.

Ребенка надо принять таким, какой он есть. Мы видим его состояние и будем делать все возможное, чтобы его развивать, но только на положительно – эмоциональном фоне. Малыш не подвергается бесконечному стрессу, когда сохраняется связь между родителями и ребенком. Мы видим очень хорошие результаты. Сохраняется главное - качество жизни таких семей. Да, многие уезжают за город жить более в комфортных психологических условиях. Да, многие семьи стараются выбрать более спокойный темп жизни. Но они проживают эту жизнь с особыми детьми и счастливы. По-настоящему счастливы.

 

 

Расскажите, как в вашу жизнь пришла йога и как она повлияла на дальнейшую жизнь?

Работа в системе стационаров для врачей – это большие нагрузки, которые накапливаются, а неумение правильно избавляться от стресса может привести к хроническим заболеваниям. У меня были проблемы с заиканием, его симптомы усиливаются во время психоэмоциональных перегрузок. Со всем этим надо было что-то делать.

Внутри каждого из нас скрыты удивительные целительные силы, только надо научиться давать им выход. Йога помогает осознать свое тело, учит правильно расслабляться, снимать избыточное напряжение и стабилизировать нервную систему.

Не сразу я нашла своего преподавателя, было несколько неудачных попыток, которые не то что разочаровывали, но побуждали искать дальше. И, наконец, я нашла своего наставника по йоге – Краснову Анжелу. Она классическая йогиня, прекрасно выглядит в свои 40 лет, хорошо владеет телом, да и в жизни у нее все спокойно и гармонично. На тот момент Анжела стала для меня человеком, который вдохновлял, и я стала практиковать йогу в классическом универсальном стиле 3 раза в неделю вместе с ней. Затем я перешла на самостоятельные тренировки и встретила еще много наставников.

Йога очень изменила многие вещи в моей жизни, научила различать навязанные кем-то установки от реальных потребностей. Я не могу сказать, что в моей жизни не осталось совсем проблем, конечно же это не так. Но я стала лучше понимать себя, своих близких и других людей. Многие события наполнились иным смыслом, стали «живыми». Вслед за изменениями моего видения произошли и событийные изменения. Йога помогла преодолеть запинки в моей речи, и теперь я чувствую себя комфортно.

Расскажите, пожалуйста, почему вы решили заняться направлением «baby –yoga».

Мой позитивный опыт в йоге, моя вторая беременность, последующий декретный отпуск по уходу за ребенком. Все эти месяцы стали переломным моментом, когда я пережила глобальное переосмысление своей жизни, врачебного опыта, всех компетенций, которые я приобрела в моей научной работе. Я долго думала о том, как правильно применить все мои знания, в чем я могу быть более всего полезна и чему бы я хотела служить с удовольствием.

Долгое время я искала другой, отличный от известных, путь помощи детям.

Привычное излечение – это применение лекарственных препаратов, которые всего лишь убирают симптоматику, но в глобальном смысле ничего не меняют. Также присутствует еще одна серьезная проблема. Наши маленькие пациенты с особенностями развития – это целый мир, мы не можем и не должны маленькому ребенку причинять хоть малейшую боль.

С детской болью связано очень много мифов. Дети, даже младенцы, способны испытывать боль. Они ощущают ее во всей полноте, более ярко, чем взрослые.

У нас в России многие специалисты в воспитании детей пользуются тактикой и лозунгом: «Сильнее, выше, быстрее», считают, что терпеть боль надо, что без боли невозможно никакое лечение. Но мы же говорим о детях!!!

Надо помнить о том, что отсутствие неприятных ощущений защищает ребенка от самой возможности испытать страх и огромный стресс. А это залог того, что малыш ни сейчас, ни в далеком будущем не потеряет доверия к родителям, ко всем взрослым и ко всему миру.

Я стала изучать психологию, нейропсихологию и мои любимые авторы, если говорить о психологии - Людмила Петрановская. Она перевернула мое сознание и второе материнство. Серия ее книг по теории привязанности помогла глубже понять психологию ребенка и взгляды поколения наших мам. Но меня также волновал вопрос внутреннего неприятия болевых техник и я стала изучать вопросы, связанные с нейропсихологией. Теория созревания мозга, которой на сегодняшний день пользуются все нейропсихологи, кстати, на основании этого выстраивая очень эффективные модели помощи детям. Эта концепция связана с пониманием того, что у ребенка должны работать все зоны мозга. Он должен переворачиваться, двигаться, ползать. Если он не умеет или пытается это сделать, но у него не получается, то его необходимо научить этим навыкам и закрепить их. Теория об этапности созревания головного мозга говорит о том, что ребенок до полутора лет является сенситивным существом, абсолютно привязанным к своей маме, и теория привязанности самая важная, что есть в его жизни. Разлучать ребенка с мамой на этом этапе категорически нельзя, меняется мышечный тонус, включаются все защитные механизмы как при стрессе. В таком состоянии он не может чему-то научиться и, самое главное, что он запоминает это как что-то страшное и базовое! На первом году жизни до полутора лет формируются глубинные структуры головного мозга, которые несут большую функциональную нагрузку. В этот период времени он очень нуждается в эмоциональном контакте с мамой. Это человек, от которого он получает положительные эмоции. Положительная эмоциональная связь основа основ отношения с ребенком, будь он болен и здоров.

 

 

Расскажите нам о практике «baby – yoga» более подробно.

Вaby – yoga - это обучение родителей необходимым навыкам и техникам свободного уверенного обращения с детьми с различными особенностями развития. Цель такой практики – научить малышей чувствовать напряжение мышц, изменять его степень или снимать совсем.

Наша задача – создать на занятиях такую обстановку спокойствия, добра и любви, которая поможет родителям по – иному взглянуть на ситуацию, придаст им силы и хорошее настроение. Мы учим их взаимной адаптации с ребенком, мы учим их дать своему ребенку право быть просто ребенком с особенными потребностями. Ведь малыш «считывает» и «отзеркаливает» психоэмоциональное состояние мамы. И, если она взволнована, напряжена, то и малыш испытывает сходные чувства. На уроках родители учатся лучше понимать детей, расширяют навыки общения с ними, помогают сформировать прочную "привязанность" и обеспечить малыша всем необходимым для гармоничного развития. В комплексе это помогает построить близкие искренние отношения с ребенком.

Расскажите о трех этапах работы с детьми.

Мы начинаем занятия с детьми с 3- х месяцев, так как до 3 месяцев идет период адаптации и донашивания, когда ребенку необходимо грудное вскармливание и нужна мама с ее нежными тактильными прикосновениями. Это самое необходимое и комфортное, что может быть у малыша. В этот процесс вмешиваться не стоит. А вот папа, который будет помогать и ухаживать за мамой, очень нужен обоим.

Почему baby – yoga надо начинать заниматься с 3 месяцев? С 2 месяцев маму надо обучать технике тактильным прикосновениям к малышу, чем разнообразнее будет этот период, тем малыш быстрее адаптируется и тем проще маме в принципе принять все, что происходит. В моей практике пока нет случаев, чтобы мы брали детей в самом раннем грудничковым возрасте, так как эти дети, в основном, находятся в больнице. Наша задача выстроить работу центра таким образом, чтобы мы могли начинать занятия как можно раньше.

Первый курс очень короткий, связан больше с тактильными ощущениями и технике восстановления мамы после родов, т.е восстановление тазового дна, перестройки внутренних органов. С помощью йоги мама может более быстро восстановиться.

Второй этап – мы начинаем занятия с детьми, когда они готовы к ползанию, когда ребенок умеет переворачиваться, ползать и уже хочет сидеть. Мы подготавливаем его мышечный корсет, помогаем улучшить координацию, для того чтобы он начал ползать. Занятия проводятся на кукле, наши инструкторы не вмешиваются в отношения «мама – ребенок». Занятия сопровождаются различными рассказами и потешками, - мы с ребенком играем и делаем физические упражнения. Это уникальная система, она вместила в себя весь фольклор, физические упражнения, массажи, гимнастику для малышей, это улучшенная версия всего этого и занимается с ребенком мама. Она уходит от нас с этими навыками, которые дома продолжает применять. Это умение своего ребенка правильно гладить, правильно поворачивать, делать семерочки и т.д. Эти упражнения вписываются в их обычную жизнь.

На третий этап мы берем ходунков, которые очень хотят ходить. Здесь у нас более усложненная версия упражнений и много вестибулярной стимуляции в рамках физиологии. Мы обращаем большое внимание на безопасность, потому что сейчас в интернете размещено огромное количество роликов, где ребенка вертят, крутят. На людей это производит негативное впечатление, многие родители, посмотрев такие ролики, делают отрицательные выводы и не хотят ничего иметь с этим общего. Экшен, купание в ледяной воде – это все ужасно! У нас совершенно классические упражнения из гимнастики, плюс они очень завязаны с фольклором. Фольклор мы развиваем свой. Вместе с нашими потешками мы создаем и настроение ребенку и фокус внимания к тому, над чем работаем в данный момент.

Сколько детей можно обучить одновременно? Или это больше индивидуальные занятия?

С особыми детками мы берем группу только до трех человек для большей эффективности. И родители настраиваются на наше настроение. Они приходят, чтобы получить от нас правильные и положительные эмоции. Наши занятия в какой-то мере спасают родителей от стресса, они не одиноки, им уделяют внимание, заботятся о них. Кроме того, очень важно, что на наших занятиях папы и мамы видят и других деток и родителей, и понимают, что есть еще такие люди с такими же проблемами, они не опускают руки, работают ежедневно и ежечасно, значит и у нас все получится. Это очень важно.

 

 

Ваш центр для родителей станет тем особенным местом, где они могут получить новые знания, возможность пообщаться в прекрасной атмосфере с единомышленниками, обменяться мнением, найти ответы на свои вопросы. А также поддержку, которой им очень не хватает реальной жизни?

Да, именно для этого создается наш центр. Наша основная задача – поддержать семьи. Наши специалисты с опытом сопровождения таких деток отвечают на такие нужные вопросы родителей: как вакцинировать ребенка, что делать с кашлем, что делать со зрением и на очень много других важных вопросов. Очень часто такая комплексная патология, которая встречается у недоношенных детей, она имеет свой подход. Мы сотрудничаем с фондом «Право на чудо». Я предлагаю проводить занятия по направлениям «Йога с техникой для снятия стресса родителей» и адаптация «Мама-малыш», кстатьи, я приятно удивлена, что в последнее время много пап включаются в эти занятия, и это так здорово! Важно, это стремление надо всячески поддерживать.

А если вернуться к недоношенным детям с особенностями и патологией развития – ещё 10 лет назад в России их не только не реабилитировали, их даже специально не спасали. Сейчас вы пытаетесь адаптировать их к жизни, достаточно жесткой. Где другие люди их не понимают, не принимают. А общество привыкло делать вид, что их просто не существует. Насколько возможна адаптация? Это правильно или нет?

Этот вопрос связан с техническим прогрессом, разработана и внедрена высокотехнологическая техника и кювезы, возможности которых могут выхаживать таких детей, появилась новая специализация и новые специалисты по выхаживанию таких детей. Мы научились выхаживать, уменьшился процент смертности и увеличилось количество детей, которые неплохо адаптируются, конечно, есть дети, у которых наблюдается серьезные поражения головного мозга, заболевания, связанные со зрением, бронхами и тд. Но работа идет и процент поражений снижается, но все-равно таких детей очень много. Мы делаем все возможное, чтобы спасти ребенка, и все возможное, чтобы улучшать качество жизни с ним.

Прекрасно, что мы можем для восстановительной работы использовать техники из йоги. Раньше мы не знали и не считали нужным эти заниматься. Почему нет?

Мы хорошо знаем, что много известных людей используют йогу в качестве инструмента, улучшающего качество их жизни, их самовосстановление, чтобы чувствовать себя комфортно. Если я научилась себя чуствовать комфортно, то было бы несправедливо не поделиться этим. Тем более что я была полностью погружена в этот процесс до йоги - главное, все делать с умом.

Навыки, полученные в младенчестве во время занятий йогой, как подкреплять в дальнейшем? Йога должна стать образом жизни?

Вы знаете, дети очень любят йогу, очень многое зависит от преподавателя, детям нравится двигаться в интересном сопровождении с образами: кто – то дерево, кто-то солнце, кто-то гора. Вместе с этим развивается не только образное мышление и физика. Это возможность сфокусироваться на каких-то правильных вещах, умение сфокусироваться на воде, воздухе возвращает человека к его первоистокам, происходит перезагрузка настроения и самочувствия. Самые глубокие и истинные механизмы передаются на уровне генетики, эволюции человека. Звуки леса, гор, воды и шепот тишины, это мощные звуки, которые помогают человеку расслабиться, помогают чувствовать себя комфортнее.

Семьи с «особыми» детьми могут быть счастливыми?

Такие семьи могут быть счастливыми, я в это искренне верю, потому что знаю это и видела такие семьи. Еще верю в то, что «ноша» дается по внутренней силе, несгибаемости и вере, твердости духа, воли и характера.

Я вам расскажу одну историю, она печальная, но является примером того, какое у человека может быть величие души. Я тогда работала второй год в отделении, и ко мне поступила женщина, заболел второй ребенок – мальчик. Ребенок, который до двух лет был абсолютно здоров, у него с двух лет началось прогрессирующее заболевание дегенерации мозга. Трагедия заключалась в том, что первый сын в пять лет ушел из жизни с таким же диагнозом. Невыносимо обычному человеку представить, как это может принять и пережить мама. У нас мощный центр, профессиональная команда врачей и диагностов, мы прилагали все усилия, чтобы спланировать в дальнейшем рождение здорового ребенка. Я очень счастлива, что проработала там столько времени.

И я день за днем наблюдала за тем, как спокойна эта женщина. Она совершенно адекватно воспринимала действительность. Целый день она сидела у кровати сына, все время вязала и пела ребенку, вязала и пела, она отдавала ему себя и свою любовь, на которую она была способна. Навсегда я запомнила ее слова: «Сколько времени возможно, мы с ним будем счастливы. Хоть один день, но вместе и счастливы.»

Истина в том, что «особые» дети развивают нашу духовность, нашу человечность и сострадание, а у их родителей эти качества развиты очень сильно. Вопрос принятия такого ребенка – это принятие его как что-то очень светлое в жизни. Жить в гармонии с таким ребенком можно. Вопрос в том, насколько комфортным мы можем сделать жизнь такого ребенка. А если ребенок не может двигаться, он хорошо слышит или ощущает тактильные прикосновения. Главное, не бояться таких детей, они нуждаются в нашей безграничной любви. И сделать все, чтобы ребенок, который пришел на эту планету, был счастлив несмотря ни на что и вопреки всему.

Верите ли в то, что у них свои таланты, может для нас совершенно неожиданные. Просто нам надо увидеть это, а для этого необходим какой-то другой угол зрения. Были ли у вас такие примеры?

На самом пике своего эмоционального выгорания я с семьей уехала в Австрию кататься в горах на сноубордах с целью наслаждаться жизнью, почувствовать вкус жизни. В один из дней мы в городе Зальцбурге совершенно случайно получили листовку с приглашением на семейный концерт в церквушке. Виолончель в исполнении мальчика с очень тяжелой формой ДПЦ. Его мама – тайка, профессиональный музыкант, она сама занималась с сыном. Поверьте на слово, такой «Аве Марии» я не слышала никогда. Те чувства и эмоции, которые переживает этот ребенок, он талантливо воспроизводил в музыке.

Самое главное, не думать шаблонами, видеть своего ребенка в целостной картине, верить в него. Даже если ребенок чего-то не может, продолжать его любить и делать все возможное, чтобы ребенку было комфортно. Ведь каждый ребенок приходит в этот мир для чего-то, у каждого свой особенный путь.

Согласны ли вы с утверждением, что нужно иметь смелое сердце, чтобы разделить боль человека, вся жизнь которого состоит из боли?

Об этом надо говорить, не надо замалчивать, ведь очень часто люди отходят в сторону, потому что не знают, как себя вести, как общаться с такими детками и их родителями. Важна реальная поддержка таких семей. Общество, наконец, должно заметить их и обернуться к ним лицом. Но мне кажется, что сейчас случился реальный рывок вперед. Открываются новые фонды, приходят и просто неравнодушные люди, которые хотят помочь, чем могут.

Мне кажется, что чем больше у нас в стране будет счастливых людей, полностью реализовавшихся в жизни, чем больше они будут улучшать качество своей жизни, тем больше они захотят поделиться с другими своим благополучием и хорошим настроением, им захочется сделать что-то хорошее другим, тем самым помогая себе.